СТАТЬИ
07.07.2017 Роман Минеев

Якруна – кладоискатели от культуры

В первый день Международного фестиваля этнической музыки и ремесел «МИР Сибири» на главной сцене выступит группа «Якруна». Коллектив создан двумя многогранными музыкантами – Луизой Имангуловой и Марио Калдарару. «Территория Культуры» поговорила с ними о том, какие фольклорные богатства прячутся в архивах, и как сделать популярной народную песню.


- Стоял за сценой во время саундчека, и мне показалось, что это Инна Желанная с группой. Вы к этому специально шли, уходя от прежнего камерного звучания? 

Марио: Не самое плохое сравнение. Когда Луиза прошла в полуфинал шоу «Голос», мы решили расширить наш проект «Живые ворота», сделать более плотным звучание. Да и тяжеловато на большой сцене вдвоем работать.

Что касается стиля, я в свое время послушал виниловую пластинку «Курский фанк», которую в 1986 году записал Пол Уинтер и ансамбль Покровского. Диск меня на 180 градусов развернул к фольклору. Это был фанк, фьюжн, джаз, но привлек меня не стиль, а то, что люди не побоялись сделать такой микс. Этот эксперимент показал мне, что я хочу делать. Наш проект ориентирован на эксперименты. Мы ищем звучание, которое лежит в этой плоскости – соединение фольклорного направления с современным звучанием, инструментами, которые не будут забивать фольклор, а его обогатят. Это Farlanders, группа Ватага, которая уже не существует.

- Возможно, был запрос от концертных площадок? 

Прежде всего у нас внутри было желание. Мы существуем в таком составе полгода, странице ВКонтакте полмесяца.

- Читал интервью, в котором Луиза сетовала, что молодежь учат петь, как бабушек. Ведь это действительно проблема.

Луиза: Не знаю, насколько это проблема. На тот момент, когда я говорила об этом, может это был метод того учителя, к которому я попала, через бабушек приближать к традиционной манере пения. Но у меня был внутренний барьер. Я представила, что бабушка была девушкой – она не могла петь как бабушка! Она пела своим девичьим, не бабушкиным (имитирует) голосом.

- Кажется, из-за того, что долгое время на виду были фольклорные хоры, состоящие из бабушек, создалось впечатление, что это не песни для молодежи. Хотя они как раз о молодежном поют, о любви.

Марио: Как привлечь молодежь к современному созданию народных коллективов? Показать, что это не страшно и может звучать оригинально, современно. Им скучно под гармошку, гусельки, плясы-переплясы. Если ту же мелодию, да с грувом подать, молодежь начнет плясать, запоминать слова и узнает песню. И заинтересуется потом, откуда она пришла. Колесо было деревянным, кованым железом, теперь шины Мишлен – но катятся они по тому же принципу.

- Сколько процентов традиционного материала в вашем репертуаре? 

Луиза: Я работаю с архивами, беру то, что мне нравится, приношу Марио. Я приношу песни с гармонией, мы аранжируем вместе. Мы берем подлинные текст и мелодию. А манера уже моя. Я могу спеть традиционно, чтобы показать, что я это умею, но в основном пою по-современному.

- Вы говорили, что большая часть народных песен лежит в архивах, и к ним не подпускают хранители, собиратели. Так высока цена?

Марио: Человек, который нашел клад, не будет дарить его тому, кто просто сидел на скамеечке, ничего не делал. Но одно дело золото, а другое – традиции, культура. Если не отдавать культуру в народ, она умрет.

Луиза: Человек не понимает, что если он не отдаст песню, то только он один ее будет петь, а если передаст, будет расти число тех, кто ее знает.

Марио: Число песен в таких архивах доходит до пяти тысяч. Знаю, что у коллекционеров есть ощущение, что если отдать песню, у него в коллекции убудет. Но ведь его заслуга, как человека, который нашел песню, она никуда не денется.

Луиза: Я просила материал в Казанской консерватории, говорила, мы укажем того, кто ее открыл, на диске. Все равно не дали.

- Есть ли в числе песен из вашей программы редкие жемчужины?

Марио: Есть несколько песен, исполнявшихся многими. А есть те, которые только мы поем – «Ой вы, девки, попляшите», «Колечушко», с которой Лиза вышла в «Голос».

- Насколько у вас широкий репертуар?

Марио: У нас порядка 20 композиций. В планах нырнуть еще глубже, включить армянские песни. Есть композиция на старом наречии, которую не все армяне понимают. Говорят, понимаем, что язык наш, но больно древний.

- Песни из каких краев сегодня прозвучат со сцены «МИРа Сибири»?

Луиза: Песни из сел Белгородской, Смоленской, Самарской, Оренбургской областей. 

Марио: Плюс много восточного плана аранжировок.

- Отличить один стиль от другого обычный человек не сможет?

Да, это под силу только этнографам, фольклористам.

По теме:

В Красноярском крае стартовал фестиваль «МИР Сибири»

Максим Антипов: На Мире Сибири нет сибирской музыки

Саян Бапа: Мы не играем по нотам

Фото: Сергей Луканкин / vk.com / ЯКРУНА

Комментарии читателей