СТАТЬИ
30.04.2019 Роман Минеев

Галина Шекк: Хотим представлять красноярский андеграунд на большой сцене

Группа «Галия» - определенно яркое и уникальное явление на красноярской сцене. Помимо песен, которые лирически сотканы из нитей Серебряного века, а мелодически – из французского шансона, джаза, русского романса, ритмов босановы и советской эстрады, группу выделяет солистка и лидер Галина Шекк. Грация, артистизм, подача – мало кто из местных музыкантов умеет так работать на сцене. С ней мы поговорили о плагиате, андеграунде и нелегкой судьбе независимых музыкантов.



Круче «Девушки из Ипанемы» не сочинишь

- В одном из давних твоих интервью ты сказала, что песни «Галии» рождаются у тебя из двух аккордов, а в другом – что важно, чтобы пальцы на грифе смотрелись красиво. Но ведь ваши песни весьма непросты – чувствуется рука человека с музыкальным образованием.

- Это интервью, о котором ты говоришь, во многом уже неактуально. Когда я пишу песню, я очень много пространства оставляю для работы музыкантов. Кому-то это нравится, и он не жалеет творческих сил, для кого-то это обуза. Я сочиняю мелодии, очень простые гармонии, но, когда прихожу на репетицию, с ними работают профессионалы – люди, которые знают все правила сочинения и придумывают неповторимые аранжировки.

- Я читал два твоих интервью, взятых в Улан-Удэ. Ты говоришь, что тебе близок постмодерн. Отсюда этот уклон в ретро, аллюзии, заимствования?

- Раньше я была в этом уверена, сейчас нет. Ничего не изменилось в том, что мы продолжаем создавать мир «Галии».

- Постмодерн – это ведь когда все придумано, а нам остается только компилировать, повторять.

- Мы этим занимаемся, да. Но и не совсем. Я создаю песню «Босанова», и знаю, что не сочиню круче, чем Жобим.


- Может вам вредит образование? Вы могли бы не вспоминать о Жобим, а сочинить свое.

- Половина участников группы учились самостоятельно. Высшее музыкальное образование или школу за плечами имеют Леша Фортунатов, Илья Литвинцев, моя сестра Лиза, Илья Хустик колледж заканчивает. Басист Сева и ударник Илья самоучки.

К примеру, я говорю, что круто в песне «Футбол» сделать в соляке стадионную мелодию, в духе «Россия, вперед». Илья Хустик захотел сыграть свое оригинальное соло, а в Улан-Удэ эта идея музыкантам пришлась по нраву. Соло из Лед Зеппелин звучало в одной нашей песне, не оставляя равнодушными поклонников рока. Постмодерн на этом работает – читаешь книжку, думаешь, блин, он тоже это знает, я такой умный!

- В вашей музыке есть что-то смутно знакомое. Мелодии, аранжировки, пассажи хорошие, которые словно слышал где-то в кино.

- Несомненно, для образованного человека все уже давно знакомо, и, конечно, музыка, которую я слушаю, кладет свой отпечаток на творчество. Вот, к примеру, песню «Лаура» я написала, вернувшись с джазового джема.

- Ты, наверное, знаешь историю о том, как Полу Маккартни приснилась песня Yesterday, и он у всех спрашивал, не похожа ли она на что-то, не украл ли он ее.

- Многие люди, когда слышат что-то новое, стараются найти этому аналогию в своем опыте. Только ленивый мне не говорил, на что похожи мои песни. Меня это несомненно задевает. Я часто и не слышала то, с чем сравнивают.


- Возможно, это происходит потому, что все уже сочинено, и приходится повторяться невольно?

- Я не думаю, что все сочинено, иначе бы я не смогла писать. Я как-то прочла книгу об Эдит Пиаф и через полгода написала песню «Ни о чем не жалею». У нее есть песня с таким же названием (Non, je ne regrette rien – прим.ред). Но считаю, что вдохновила меня книга.

- Ты говорила, что не любишь современную литературу, у тебя кнопочный телефон, музыку играешь в стиле ретро. Такое ощущение, что живешь в прошлом. 

- Я читаю сейчас очень мало. Стараюсь, но тяжело найти возможность, много времени посвящаю вокалу, материнству, хозяйству. Классика меня всегда интересовала больше. Сейчас, когда нахожу время – читаю Александра Грина, Пушкина.

- За эти годы новых авторов не открыла?

- Почему, украла из библиотеки книжку Пабло Неруда, и я рада. Я выпала из литературного мира и мне стыдно. Каждая мамочка, которая это смотрит, поймет. Недавно я смотрела сериал «Дживс и Вустер» - это юмор и ретро. Смотрю клипы – мне нравятся монголы Th Hu, но это вкус моего ребенка. Если я интересуюсь, то досконально. Меня однажды заинтересовала Африка – я все фильмы пересмотрела, хотела понять, почему произошла сегрегация. Африканцы же классные, играют прекрасно, одаренные. После рождения ребенка думаю о других вещах. Сейчас меня беспокоит вокал, я пытаюсь научиться петь, преподаю.



Город возможностей

- Ты выросла в городе Улан-Удэ и там же создала «Галию». Меня поразило, что вы начали играть в 2010 году, а в 2013 году ты уехала, уже создав себе репутацию. Бывала на брифингах в администрации, ездила на фестивали, вообще твое имя было на слуху. Как это вышло?

- До создания группы мы год с гитаристом работали, я говорила: давай пойдем петь, а он: еще рано. Мы выступали везде бесплатно. Это не мой родной город, я школу там не заканчивала. Но так как работала в системе министерства культуры, всех знала, знала, куда пойти, к кому обратиться. А сейчас туда гастроли не получается организовать, везти нас никто не хочет.

- А как на фестивали попали?

Мы играли на фестивале республиканского значения «Голос кочевников» на разогреве. Тогда в Улан-Удэ было много коллективов, играющих тяжелый рок. Я была в этой тусовке, но мы быстро отделились, не подходили по формату. Акустическую музыку в то время исполняли немногие – мы и группа «Хама Угы».

- Если сравнить с Красноярском: откуда ты приехала и куда попала?

- В Улан-Удэ нас очень полюбили, это придало мне уверенности в себе. Считаю, что благодаря этому мы смогли что-то начать делать в Красноярске. Были и сложные моменты, когда не было музыкантов, в один такой момент Алена Черкова, домристка, спасла группу, она не унывала и говорила, что все наладится. И действительно, тогда мы нашли Степана, великолепного пианиста и «Галия» зазвучала по-новому.

Когда я приехала в Красноярск, меня порадовало, что если хочешь сделать концерт, тебе не нужно продавать билеты, чтобы заплатить за аренду помещения, аппарата.  Ты можешь прийти, сказать о своем желании, и тебе все предоставят. За шесть лет я привыкла к этому. В Улан-Удэ мы возили все сами – колонки, барабаны.


- Столкнулись ли с конкуренцией?

- Я рада тому, что у нас есть коллективы, с которыми мы можем делать концерты, это скорее сотрудничество, а не конкуренция. Помню, в самом начале мы делали концерт «Салют, весна!». Группа «Кэдди пахнет деревьями» привела почти весь зал, группа «Облака» помогала с аппаратом и печатью. Много делали концертов с группой «Малина». С «Облаками» дружили, с «Акустическими волнами».

- Есть слух, что конкуренция все-таки у вас есть. Говорят, группа «Дочь директора парка» позаимствовала вашу концепцию группы, играет на вашем поле. У них тоже девушка-лидер, романтическая аура, мужской коллектив.

- Мне кажется, они играют в стиле поп, как можно говорить о заимствовании, когда у них другой стиль? У нас много рока, авторской песни, есть вещи, которые напоминают джаз, экспериментируем с перегрузом даже! А гендерные моменты не так важны. У нас всегда есть девушки среди музыкантов. Ира, Инга, Алена на домре. Я толерантна.

- Вечная проблема «Галии» - к какому жанру себя отнести. То вы вип-панк-декаданс, то французский шансон и арт-рок. Что главное для тебя?

- Для меня важен текст, концепция идет от текста. Песня «Старик и море» про рыбку, старика и старуху. В музыке должно быть море, старик должен идти по берегу, и мелодика это передает. Хочу, чтобы в конце звучала накрывающая волна. Волна идет от моего текста или от Степы, который ее сыграл? Это магия творчества.



Если есть бензин, пишите

– Удается ли вам, профессионалам, зарабатывать музыкой в Красноярске?

- Не удается. Я не много, конечно, работаю. До декрета я делала с группой больше, но и это достатка не приносило. На кофе хватало. Самый большой гонорар мы получили за один концерт в новогоднюю ночь – 20 тысяч рублей.

Недавно я пришла в бар «Фабрика», где раньше играли техно. Теперь они переформатируются. Предложила сделать концерт, и мне сказали: «Мы рады, афишу, свет сделаем». Это классно! Я планирую продать 100 билетов по 300-400 рублей, 30–40% с дохода отдам «Фабрике», остальное разделю на семь человек. Себе я зарплату не беру уже сто лет.

– А как с фестивалями договариваетесь? У вас за плечами «Дикая мята» (Тульская область), «Rock-Line» (г. Пермь), «Песни Булата на Байкале» (Бурятия) и «Baikal-live» (Иркутск), «Устуу-Хурээ» (Тува).

- Поездка – это в первую очередь оплата дороги. Представь, сколько стоит отвезти шесть человек до Иркутска и обратно? Два года назад нам оплатили дорогу на «Байкал-live» и обратно, дали жилье. На «Дикую мяту» в 2017 году мы собирали деньги, гонорара нам не платили. Это наш самый большой успех, но чтобы его достичь, я написала заявки всем фестивалям в России. Порядка пяти ответили: «Вы здоровские», – это тешило мое самолюбие, но приехать предлагали бесплатно. В итоге на «Дикую мяту» мы смогли поехать через год после приглашения благодаря поддержке поклонников. Хотя три музыканта все равно поехали за свои деньги. Наш бывший директор Антон не считает, что фестивали – это путь к славе, а я считаю.


- Чего не хватает группе «Галия»?

- Того никто не дает. Я бы хотела платить музыкантам зарплату 20 тысяч в месяц, чтобы они играли с удовольствием. Иногда приходится отказывать в выступлении. Петь хочется, а ребята не могут. Сцены не хватает – в БКЗ, МКЗ хочется петь, в театре, на дне города. Представлять красноярский андеграунд. Проблема в том, что я здесь никого не знаю, ни директоров, ни преподавателей университета, не министра культуры. А так, позвали бы спеть, например, на конкурс «Мисс-Красноярск», нас заметили, и мы бы выступили на Универсиаде. Не позвали.

- Когда у вас была самая большая аудитория? Кажется, вы любите камерные площадки.

- На театральной ночи в этом году, я даже разволновалась. Так давно не играли перед таким количеством людей. На маленьких площадках мы играем вынужденно. В Литературном музее год регулярно выступали. В МКЗ аренда 50 000 рублей – нам туда не попасть.


- Ты уволила директора и теперь сама всем занимаешься. Дружишь с понятиями продюсирование, менеджмент?

- У меня безграмотный подход. Мы ссоримся с нашим бывшим директором. Я считаю, человек приходит в группу и делает что может. Я знаю, что не смогу платить ему денег. Если он считает, что на этом может заработать, то пусть делает. Поэтому мы рады любой помощи!

Я много делаю, больше, чем могу. Мамочки поймут. Занимаюсь вокалом плотно – это меня беспокоит больше всего. Если нет концерта, ребята спрашивают, зачем собираемся. Мама спрашивает – к чему вы готовитесь? Просто так мы не играем. Поэтому, чтобы репетировать, творить, нужно постоянно везде выступать. Мотивация – это творчество, творчество – это сцена.

Сейчас мы планируем летний тур по Сибири. Будем играть на улицах Барнаула, Новосибирска и других городов. Если у кого есть автобус или бензин, или кто умеет водить, пишите мне.

Фото: vk.com / Группа «Галия»

Комментарии читателей