СТАТЬИ
03.04.2018 Роман Минеев

Симон Вирш и Гудимир – о том, как гуслям и кларнету оказалось по пути

Швейцарский мастер кларнета и бас-кларнета Симон Вирш и питерский гусляр-виртуоз Максим Анухин составляют один из самых необычных дуэтов на современной джазовой сцене.


8 апреля музыканты впервые выступят в Красноярске с программой «Гравитация». Она объединяет в себе самые разные грани современной импровизационной музыки: от вариаций на темы индийских раг до мелодичного этно-джаза и энергичного фри-джаза. «Территория Культуры» пообщалась с музыкантами за несколько дней до выступления. Кстати, концерт откроет и небольшое турне Гудимира (Максима Анухина) по Красноярскому краю – 10 апреля гусляр впервые выступит в Туре, а 12 и 13 апреля планирует провести концерты в Красноярске для юных слушателей.

- Расскажите, как образовался ваш дуэт?

Симон Вирш: В 2014 году на фестивале JazzAhead в Германии я познакомился с продюсером странствующего фестиваля «МузЭнергоТур» Юрием Льноградским и очень заинтересовался этим уникальным проектом. Максим также участвовал в туре в качестве солиста. Мы оба были без своих коллективов, наши места в автобусе оказались рядом, так и появился наш дуэт. Не помню точно, как именно все началось.

Максим Анухин: Я помню. Симон был одним из солистов «Музэнергобэнда» и первоначально оказался довольно мало загружен на концертах, поэтому Юрий Льноградский попросил меня взять его в дуэтный формат и найти место для его импровизации в моих композициях. Я с радостью согласился, написал Виршу несколько композиций для ознакомления, и в тот же вечер мы уже играли фрагмент раги Дхани. Через несколько дней ситуация в «Музэнергобэнде» изменилась, но Симон уже уходить от меня не захотел. Ему понравилось сочетание гуслей и кларнета, тем более ему было интересно поиграть не с джазменом, а с этническим музыкантом, который тоже импровизирует, но иначе — на базе традиционной индийской музыки. В итоге мы сыграли вместе 68 концертов и за два месяца накопили музыки на 60-минутную программу, а после турне записали наш первый альбом.

Симон Вирш: Кстати, я очень хорошо запомнил Красноярск: играть на сцене большого концертного зала «Гранд Холл Сибирь» было очень приятно.

- Сильно ли отличается программа, которую вы будете исполнять в этот раз, от той, что красноярцы уже слышали в 2015 году во время фестиваля «МузЭнергоТур»?

Максим Анухин: Отличается весьма сильно. Во-первых, в турне мы играли сеты всего 15-20 минут. И тогда наш стиль и программа вообще только начинали формироваться. Сейчас, после записи альбома, когда все ноты переписаны заново по многу раз, форма композиций обрела законченный совершенный вид, а в ходе выступлений в Европе и российских столицах программа отточилась до блеска. Много новой музыки, плюс ко всему Саймон начал писать музыку для гуслей, а я — перекладывать на гусли его авторскую джазовую музыку. Красноярск услышит все самое лучшее, что создано нами за последние несколько лет.

- Программа «Гравитация» достаточно эклектична: в ней есть и этно-джаз, и кроссовер-джаз, и даже фри-джаз. В каком же все-таки стиле играет ваш дуэт?

Симон Вирш: Конечно, в нашей музыке есть джазовые оттенки, но в целом я считаю это совершенно новым стилем, в котором есть влияние русского фольклора, классическая индийская музыка и много импровизации. Можно сказать, что это разновидность World Music.


Максим Анухин: Эклектика, конечно, у нас лютая, легко совмещаем, казалось бы, несовместимые вещи. Например, вариации на индийскую рагу на бас-кларнете в джазовом стиле, или джазовую мелодию и гармонию на древнем русском инструменте — гуслях. Все это нетипично, необычно, но ведь звучит, и еще как звучит! На мой взгляд, тембры наших инструментов друг друга дополняют, а совершенно разные стили импровизационного мышления дают шанс родиться чему-то совершенно новому. То есть, когда мы играем солистами, каждый сам по себе, мы играем совсем иначе. Но когда мы играем дуэтом, словно открывается некий новый ресурс и иные возможности для самовыражения. Другое измерение открывается нам только в ансамблевом взаимодействии. То есть, Красноярск увидит и услышит не того Максима Анухина (Гудимира), которого слышал неоднократно до этого с сольными программами, но нечто совершенно новое.

А давать названия — дело критиков. Мы сами никак не хотим определять наш стиль, тем самым ограничивая себя рамками. Хочется оставаться открытыми для новых форм и экспериментов со звуком.

- Если сравнивать альбом Sacred Script, выпущенный вами в Европе в 2016 году, и записи недавних выступлений в Москве и Петербурге, можно заметить, что в музыке дуэта стало гораздо больше джаза в традиционном понимании этого термина. Действительно ли наметилось движение в эту сторону или это исключительно особенности живого исполнения?

Симон Вирш: Мы, несомненно, расширяем репертуар, вторгаемся в новые области, но все же, на мой взгляд, достаточно далеки от традиционного джаза. В целом я вполне могу назвать себя джазовым музыкантом, но в дуэте с Максимом я просто солист, импровизатор и композитор.


Максим Анухин: Джазовые оттенки и краски в дуэте несет Симон, а лично я далек от джаза как стиля игры и мировоззрения. Я бы сказал, что у нас больше идет движение в сторону нео-академизма и авангарда.

- Как европейская публика реагирует на гусли? Они вообще знают о существовании такого инструмента?

Симон Вирш: Я сам не имел никакого понятия о гуслях, пока не встретил Максима. Ни обычная публика, ни музыканты в Европе с этим инструментом не знакомы, но всем сразу нравится звук гуслей, у всех они вызывают интерес.

Максим Анухин: Интерес вызывает сам факт того, что швейцарский джазмен каким-то странным и непонятным образом нашел способы взаимодействия со мной — «русским медведем», играющем на таком странном инструменте. Думаю, этот факт для европейцев — большая загадка, а Симон воспринимается не иначе как герой (с чем я совершенно согласен). Восторг европейская публика на наших концертах временами испытывает просто неописуемый.

Симон Вирш: Максим очень мотивирует меня в творческом плане, постоянно требует новой музыки. И это на самом деле очень хорошая возможность для меня: я многому учусь, мне нравится писать музыку для нашего дуэта, поскольку в процессе приходится решать интересные задачи, ограничивая себя определенными тональностями и мелодиями, которые можно исполнить на гуслях.

Максим Анухин: Кстати однажды, когда мы собирали инструменты после концерта в Цюрихе, один из слушателей (оказавшийся музыкантом) подошел и долго разглядывал наши ноты. А я пишу ноты от руки на партитурной бумаге, не на компьютере — так я лучше прорабатываю гармонию и форму композиций. Так вот эти ноты, лежавшие на пюпитре у Симона, пока он собирал кларнеты, вызвали настоящий шок: ноты-артефакт, написаны от руки, настоящие живые ноты, не компьютерные!

- Расскажите, пожалуйста, о ближайших планах вашего дуэта: фестивали, новый альбом, новая музыка?

Симон Вирш: У нас большие планы на 2018 год. Помимо концертов в России уже запланированы выступления в Эстонии, Хорватии, Сербии, Болгарии, Румынии и Швейцарии. Скоро мы также планируем записать новый альбом дуэта, в который войдут написанные в последнее время композиции.

Для справки:

Симон Вирш является по мнению критиков одним из лучших молодых кларнетистов Европы. Начал играть на кларнете в 11 лет, услышав его в школьном оркестре. Впоследствии закончил консерваторию в Цюрихе по классу кларнета. Неоднократно становился лауреатом различных фестивалей и конкурсов исполнительского мастерства, является основателем и лидером нескольких джазовых коллективов, пишет музыку для кино и телевидения.

Максим Анухин (Гудимир) является одним из наиболее ярких представителей российской академической гусельной традиции. В качестве солиста и лидера этнических коллективов неоднократно объехал с гастролями всю Европу и Северную Америку. Одна из любимых фраз Максима: «Гусли — не музей». Он считает необходимым не только сохранять традицию, но и активно использовать гусли в современной музыке в качестве полноценного солирующего и аккомпанирующего инструмента, а не просто украшения или этнической «фишки». Это стремление привело Максима Анухина к глубокому изучению индийской музыки и сотрудничеству с джазовыми и авангардными музыкантами, которые в массе своей свободны от стереотипов и открыты для всего нового и необычного.

Фото: Антон Пищур

Комментарии читателей