СТАТЬИ
15.12.2017 Роман Минеев

Зритель, подвинься!

9 и 10 декабря на большой сцене Красноярского драматического театра им. А.С. Пушкина состоялась премьера спектакля по пьесе Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». Корреспондент «Территории Культуры» не мог пропустить этого события.


Произведение Стоппарда раскрывает историю принца Гамлета с другого ракурса – глазами его приятелей по университету Розенкранца и Гильденстерна. Им поручено разузнать о намерениях принца, а впоследствии препроводить его на казнь. Два героя все время задаются роковыми вопросами: зачем они здесь, кто их послал, что вообще происходит – и не находят ответов. Они – заложники написанного сюжета, да еще и второстепенные действующие лица. Для них основные герои пьесы Шекспира выглядят корыстными, суетливыми, ужасающими. Розенкранц и Гильденстерн с трудом успевают осознавать, как их втягивают в историю. Отсюда – красной линией проходящая сквозь пьесу мысль о том, что человек не властен над судьбой.


Олег Рыбкин удерживает внимание зрителя при помощи элементов визуального театра. Сравните, «пушкинскую» версию с фильмом Стоппарда: в первой очевидна ставка на выстраивании света, композиции; во втором – мы скорее слушаем адаптированную версию книги. Уже в самом начале спектакля мы видим Розенкранца и Гильденстерна в проекции – они словно растекаются в воздухе (видна параллель: в пьесе герои не находят, кто они, куда идут и зачем). Музыка сбивает с толку: варьете, кислотно-дискотечное нечто – в елисаветинскую эпоху. Впрочем, костюмы – микс эпох, Р. и Г. к примеру, напоминают лондонских денди.


Режиссер прибегнул к подчеркнутой театральности, причудливо загримировав бродячую труппу актеров, короля и мать Гамлета, да и самого принца. Видимо, чтобы лишний раз напомнить, что все это выдумка. Отдельно нужно отметить выход нового актера театра Пушкина Георгия Дмитриева в роли короля. Огромная его фигура, зычный голос, который моментально он превращал в фальцет – все это рождало ощущение скорее ужасающее, чем комичное. Одни нормальные ребята здесь – Р. и Г. Ах, да, еще зрители. Они здесь играют свою роль, ибо оказываются на сцене, даже дважды, и лишь раз – в зрительном зале. «Весь мир театр, а люди в нем актеры». Кстати, эксперименты со сценами использовали в этом сезоне Театр оперы и балета – в «Русалочке» зритель оказывался в глубине сцены перед бассейном. В «Мухах» ТЮЗа сцена «залазит» в зрительный зал, вытягивается, актеры находятся в зале – это называется «иммерсивный театр».


«Мы актеры, понимаете? Мы не выбираем, мы подчиняемся указаниям» - говорит актер труппы. А выбирает ли человек свой путь в жизни? Или живет по инерции?

Главный режиссер театра Олег Рыбкин перед показом предупреждал: читать пьесу Стоппарда не обязательно, главное ознакомиться с «Гамлетом» Шекспира. Так интереснее будет! Но, не читав пьесы, вряд ли можно уловить ее основные идеи – в спектакле они проговариваются слишком быстро в общей словесной белиберде. Зато вдоволь: балагана, абсурда, экспрессии, цирка.

Вывод: посетить ради эксперимента со зрительным залом и сценой и безумного короля. 


Для справки:

У пьесы не очень длинная история постановок в России. В 1990 году постановка Евгения Арье на Малой сцене Театра Маяковского. В 2009 году «Другой театр», дочернее предприятие «Квартета И», представил пьесу в формате антрепризы. В феврале 2017 года режиссер Дмитрий Волкострелов в петербургском ТЮЗе переместил действие произведения в СССР 80-х годов. (А красноярцам, кстати, недавно был дарован шанс увидеть постановку в рамках проекта «Theatre HD»: к 50-летию со дня начала его сценической жизни в лондонском «Олд Вике» выступили Дэниэл Рэдклифф и Джошуа МакГуайр).

Фото: Роман Минеев

Комментарии читателей