АКЦИИ
10.11.2016 Роман Минеев

Разговор на краю пропасти

Музейная ночь в Красноярске вернулась к истокам.


29-я музейная ночь прошла в музейном центре «Площадь Мира», сконцентрировав в себе все традиционные способы, в которых проявляется человеческое дарование – литературу и музыку, театр и изобразительное искусство – ради раскрытия темы «Разговоры за полночь».

Как писал философ Маршал Маклюэн, «когда мы садимся поговорить в темной комнате, слова внезапно приобретают новые значения и иные текстуры. Они становятся даже богаче, чем архитектура, которая, как верно говорит Ле Корбюзье, лучше всего воспринимается ночью». В событиях музейной ночи сошлись и процесс говорения и тьма, которая послужила ему фоном.


Что удивляло бывалого посетителя «музейки», так это обилие действа, в котором можно было поучаствовать самому или просто понаблюдать. Помимо обучающих мастер-классов и театральных постановок были и новые форматы – в частности, виды иммерсивного театра, позволяющего непрофессионалу почувствовать себя актером. Так, красноярский актер и режиссер Андрюс Даряла поставил спектакль-аттракцион «Допрос»: случайный посетитель оказывается в кабинете следователя во времена 37-го года и подвергается допросу. В основе – вопросы, которые задавали бабушке и дедушке председателя Красноярского общества «Мемориал» Алексея Бабия, расстрелянных как китайских шпионов.


Перформанс «Разговор на кухне», прошедший во вскрытых технических коридорах «ленинской секции», погружал зрителя в пространство жизни советского человека – коммунальную квартиру, где именно обшарпанная кухня была местом, в котором жители комнат собирались вместе, чтобы поговорить, попеть и поесть (во время перформанса угощали тут же сваренными пельменями). На лестнице между залами второго и третьего этажа зазевавшуюся молодежь останавливали с просьбой «изобразить, как они едут в метро», и пошагово фотографировали спуск по ступенькам. 


Всю ночь посетителей водили с экскурсиями – кого-то с завязанными глазами вели спутники, словами описывая окружающее пространство, а директор музея Мария Букова глубоко за полночь повела группу смельчаков в подземелья центра, где пылятся старые арт-объекты и рождаются новые.

На сцене у полиэкрана прошел финальный баттл всероссийского поэтического слэма – разговор поэтов со зрителями получился брутальный, нетрезвый, с бранными словами, но, как и всегда, первое место получил заслуживавший того поэт. Александр Вавилов из Екатеринбурга – постоянный финалист слэмов последних лет – удостоился от слушателей самых высоких баллов в последнем раунде и отправится в Париж на всемирную битву поэтов.


Радикально подошел к процессу разговора куратор музейной ночи Сергей Ковалевский – сидя на краю проема в стене, свесив ноги в пропасть музейного каньона, он взял интервью у искусствоведа-экспериментатора Виктора Мизиано и живописца Виктора Сачивко.

«Мы добавили много в перформативной части в попытке обратиться к истокам музейных ночей, - рассказывает куратор 29-й «музейки» Оксана БУДУЛАК. – Тогда в их основе были перформансы: ты приходишь в пятиэтажный огромный дом, где в каждом углу что-то происходит, все пространство живое. Мы анализируем отзывы после ночей. Если заявляем, что музей работает до двух часов, то до закрытия должно что-то происходить. Я сама была зрителем, видела, что с полуночи – шаром покати, люди уходят. У меня работают все, есть что показать».


К сожалению, успеть на все события ночи не было возможности – посещая одно, непременно пропускал другое. Те, кому резал уши злой речитатив рэпера-постмодерниста Хаски, могли убежать смотреть выставки фотографий Сандро Миллера или интервью известного куратора Ханса-Ульриха Обриста с передовыми художниками. Очевидно, что устроители сделали шаг навстречу зрителю, попытавшись услышать его, прикоснуться к нему, сделать его предметом искусства, и, как обычно, дать начинающим почувствовать себя художниками.


«Мы поддерживаем молодое искусство – даем им площадки, – продолжает куратор. – У нас сложно молодым творческим достойно выступить, мы город постиндустриального пространства – у нас нет приспособленных для этого мест. Все театры существуют в советской системе нишевых репертуарных театров. Нет у нас «Гоголь-центров» и мест где можно увидеть новое кино и театр и найти новые книжки. Мы стараемся находить возможности».


Фото: Роман Минеев

Комментарии читателей
Все акции